Четверг, 23.11.2017, 19:24
Приветствую Вас, Гость | RSS
Меню сайта

Translate
de en
Категории
2017 [2]
2015 [27]
2014 [13]
2013 [12]
2012 [14]
2011 [9]
2010 [40]
2009 [9]
2008 [0]
2007 [1]
2006 [1]
2005 [0]
Добавлены видео
ВОЗРАСТ САЙТА
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мы любим вас!
Главная » Статьи » Интервью » 2014

Интервью Magazine November 2014: Алфавит от Tokio Hotel




А

Том: Autobahn (Автобан)!
Билл: О да! Мы слишком долго не ездили по нему!
Том: Автобан является одной из моих любимых вещей в Германии. В Лос-Анджелесе мне этого не хватает: быстрая езда, никакого ограничения скорости, анархия

Interview: И меньше пробок?

Билл: Движение в ЛА — это тихий ужас. Я не вожу машину в ЛА, хотя я принципиально не вожу машину сам.

Interview: Том, когда ты один в машине, сидит ли рядом с тобой на пассажирском сидение кукла, чтобы иметь возможность ехать по скоростному ряду, как машине с пассажиром?

Том: Нет, рядом со мной всегда Билл.

B

Interview: На букву В у меня есть несколько ключевых слов.

Том: Билл?

Interview: Именно.

Том: Билл у нас уродливый (Билл: Ха-ха-ха), туповатый...
Билл: ... ущемлённый близнец.
Том: Да, точно!
Билл: А теперь ты должен всё это объяснить, Том!
Том: Ну, что касается внешности, то тут и так всё ясно, мне это даже объяснять не нужно. Поскольку он у нас младший, то соответственно самый наивный из нас двоих. А также тот, на кого возложена вся ответственность, когда речь заходит о работе…
Билл: … это я.
Том: Нет, всё же ты — туповатый близнец.
Билл: А какое второе ключевое слово?

Interview: Black Questionmark (Чёрный знак вопроса).

Билл: А, наше самое первое название группы. Я не помню, сколько нам тогда было лет, но мы находили это название действительно классным.
Том: Разве не песня Нены вдохновила тебя?
Билл: Нет, её песня называлась просто Fragezeichen (прим. перев.: Вопросительный знак). Но для нас это было недостаточно мрачно, поэтому мы подумывали над «Schwarzes Fragezeichen» (прим. перев.: «Чёрный вопросительный знак») и перевели это название на английский.
Том: Мы считали это название международным и загадочным.

Interview: Как мы можем представить себе вашу группу Black Questionmark?

Билл: Это были только мы с Томом. Тогда мы только начинали писать свои первые песни, и мы в каком-то смысле отличались от других групп. Они репетируют сперва подальше от посторонних глаз, пока не научатся играть их. А нам хотелось сразу показать всем новую песню, как только мы её написали.
Том: Была только одна проблема: мы совсем ничего не умели. Я играл только четыре аккорда на гитаре.
Билл: А у меня был синтезатор, на котором мне нужно было нажимать несколько кнопок, чтобы он сам воспроизводил бас и ударные. Это были заранее записанные мелодии.
Том: Но даже это нас не останавливало, и мы выступали в «Gröninger Bad», где позже нас нашёл наш первый продюсер.

Interview: Сколько у вас тогда было зрителей?

Билл: Порядка 15, 20, 30 человек.

C

Билл: Мне ничего не приходит в голову на эту букву.

Interview: Comeback (Возвращение)?

Том: О, это неплохо!
Билл: Для нас возвращение — это довольно сложно, потому что мы воспринимаем это иначе. Последний альбом вышел пять лет назад, но после этого мы были ещё в туре. В Южной Америке, например, и в 2011 году мы были в Японии и России. Затем у нас был перерыв в один год, и потом мы начали заниматься новым альбомом. Так что для нас это не возвращение.

D

Том: D? D, как Dora. Билл, ты хотел бы поговорить о своей бывшей девушке?
Билл: (смеётся)
Том: В голову приходят только Drums (барабаны). Я всегда хотел быть барабанщиком.
Билл: Если честно, то из Тома получился бы отличный барабанщик (смех). Я хотел сказать, что он не настолько хороший гитарист, насколько он мог бы быть хорошим барабанщиком. Потому что он всегда по всему стучит.

Interview: Значит ли это, что ты стал бы прекрасным барабанщиком, или что ты самый посредственный гитарист?

Том: Я думаю, что стал бы прекрасным барабанщиком.
Билл: Дело в том, что на сцене Том играет только на гитаре, чего нельзя сказать о студии. Там он занимается многими вещами. Он также спродюсировал этот альбом.
Том: На самом деле я не могу играть ни на одном инструменте достаточно хорошо. Но я могу делать всё понемногу. К тому же я очень творческий человек, и могу заставить инструменты звучать здорово.

Interview: Предлагаю ещё Devilish.

Том: Devilish появились из Black Questionmark.
Билл: Это была наша настоящая группа уже вместе с Георгом и Густавом, до того как появились Tokio Hotel.
Том: Две песни тех времён можно услышать в супер-делюкс версии альбома.

Interview: Хорошие?

Билл: Нет!
Том: Минуточку! Я слушал их и считаю, что они крутые. Сколько нам было, когда мы их записали? Двенадцать или около того. Сколько нам тогда было лет, когда мы их записали? Так что для такого возраста это довольно круто! Я очень гордился собой.

Interview: DSDS?

Билл: Это была поездка, которую мы больше никогда не повторим.

Interview: Deutsch (Немецкий)?

Том: Мы на нём говорим даже в Америке. Я нахожу безумно неловким, когда немцы постоянно используют какие-нибудь английские слова…
Билл: ... со мной это происходит постоянно.
Том: Да, со мной тоже. Но всё равно я считаю, что это очень неловко.

E

Interview: EDM (Электронная танцевальная музыка)?

Том: E.D.M.
Билл: Я не могу слишком многое рассказать об этом.
Том: Я тоже. Может, есть ещё какие-нибудь слова на букву Е? Eargasm (Оргазм для ушей), exzessives Wochenende (Затянувшиеся выходные)... Я думаю, что Георг что-нибудь знает. Георг?
Георг: Electronic (Электронный)!
Том: Да, электронная музыка была для нас крайне важна в последние годы. Билл и я очень часто тусовались, слушали много электронной музыки, были на нескольких фестивалях, EDM в Лас-Вегасе и Coachella; всё это очень сильно повлияло на новый альбом.

Interview: Я на самом деле и подразумевал под EDM именно это?

Том: Но EDM — термин, который используют все, и он означает одновременно всё и ничего.



F

Том: Faul (Ленивый)!
Билл: Freiheit (Свобода)! Это для меня самое главное. Но при нашей работе свобода это самая большая проблема. Что касается творчества, то здесь мы свободны, мы делаем всё, что хотим, но в остальном, например, в личной жизни всё обстоит несколько сложнее. Жизнь в Германии имела мало чего общего со свободой. Вот почему мы переехали в Америку, где вернули обратно свою личную жизнь. Так что мы теперь даже можем выходить на улицу.

Interview: Потому что никто не узнаёт вас, или потому что в Лос-Анджелесе все так или иначе знамениты?

Том: И то, и другое.
Билл: Вы можете там легко спрятаться в толпе. Натягиваешь бейсболку, опускаешь голову и всё — ты невидимка. Хотя там очень много фриков, особенно в Венеции и Санта-Монике. Там живёт большая часть музыкантов и актёров, потому что каждый хочет быть в шоу-бизнесе и старается привлечь к себе как можно больше внимания. Там мы с Томом можем притаиться. Тем более перед папарацци стоит выбор: к какому отелю или на какую вечеринку им лучше всего пойти сегодня вечером, потому что вокруг постоянно полным-полно знаменитостей. Так что мы можем быть спокойны.

G

Том: Girl Got a Gun.
Билл: Подожди минуту, у нас разве больше ничего нет на G?
Том: Георг и Густав. Или ГГ, как их все называют.
Билл: Ну, тут не о чем говорить, ха-ха-ха.
Том: Это скучно; все сразу начнут пролистывать страницы. Лучше оставим Girl Got a Gun.
Билл: Да, это один из первых треков, которые мы записали для нашего нового альбома.
Том: На эту песню также отличный клип, наверное, лучший из всего, что когда-либо было снято у Tokio Hotel.

Interview: Там разъяренные женщины преследуют эротизированного человекообразного мохнатого монстра. Фурии выходят на охоту.

Билл: Да, это Токо, наша огромная мягкая игрушка с пенисом. Сначала мы хотели натравить на него транссексуалов, но потом решили остановиться на трансвеститах, потому что они были лучшими на кастинге.

Н

Interview: Haare (Волосы)!

Билл: Волосы? Волосы, волосы, волосы! Я иногда меняю причёски, но на самом деле всё это не очень важно для меня.

Interview: Я думал, что у тебя целая куча париков?

Билл: Нет, у меня есть только один из длинных волос, который был сделан специально для DSDS.

Interview: Он удобный?

Билл: Очень! Он сделан по заказу и невероятно удобен. Я хочу, чтобы у меня было много париков, чтобы не париться по пустякам. Тогда я не буду сидеть подолгу в парикмахерской, постоянно красить волосы и смогу легко изменить причёску, когда мне захочется. Я удивляюсь, почему не додумался до этого раньше. В прошлом люди часто думали, что мои чёрные волосы это парик. Но это было не так. И это было так утомительно: каждое утро я должен был начёсывать свои волосы около полутора часов. Я бы умер когда-нибудь от того количества лака, которое я вдыхал. Все, кто был свидетелем этого, пострадали, включая и меня. Но сейчас, я думаю, что закажу специально для тура несколько новых париков.
Том: Мы все с нетерпением ждём этого.

I

Том: International (Международный)! Тот факт, что мы, начиная с 2007-2008 года, стали выпускать альбомы в зарубежных странах, и что всё это для нас сложилось очень хорошо — определённо даёт нам повод немного расслабиться. Поскольку рынки работают по-разному, и вы больше не зависите от какого-то одного, то у нас просто больше свободы действий в работе.
Билл: Но на самом деле у нас никогда не было конкретной цели работать за рубежом. Просто так получилось.

Interview: В других странах вас воспринимают иначе?

Билл: В Америке нас считают инди-рок группой. Наш возраст никогда не был там темой для обсуждения. Некоторые начинают работать в шоу-бизнесе с шести лет. Там в восемнадцать мы считались уже старыми
Том: Только то, что я самый популярный член группы не меняется ни в одной стране. Мы несколько раз пытались это изменить, ведь было бы лучше, если бы фронтмен был образцом для подражания…
Билл: … но ничего не получилось и мы бросили это гиблое дело.

J

Билл: Jerusalem (Иерусалим), мы играли там концерт в 2008 году. И незадолго до шоу немецкое посольство пригласило нас на обзорную экскурсию по городу, не предупредив об этом. Всё было просто замечательно. Незадолго до концерта немецкое посольство пригласило нас в тур по городу, не предупредив об этом заранее. На самом деле всё было здорово, вот только проблема состояла в том, что я уже переоделся в концертный костюм.
Том: Как мило, что ты свои шмотки обзываешь костюмами (смеётся).
Билл: В любом случае, я уже был полностью собран: на мне был костюм, причёска, макияж, и вот мы ходим по всем этим святым местам… Люди, которые нас видели, думали: «Что здесь вообще происходит?». Я чувствовал себя просто нелепо. Я был всеобщим посмешищем.
Том: Но концерт потом был просто отличным.

Interview: У меня есть ещё одно ключевое слово: Jugendpreis Fernlernen (Аттестат об окончании дистанционного обучения в средней школе).

Том: Этой наградой мы особенно гордимся (смеётся).
Билл: Я уверен, что мы получили её только ради того, чтобы об этом написали в газетах.

Interview: Как она выглядит?

Том: Скажем так: награда не ахти, но у нас есть такие, которые выглядят ещё хуже. Награда «Echo» не особо красивая. А вот «Goldene Stimmgabel» мы получили уже с отломанным куском. Что у нас там ещё было?
Билл: «Golden Penguin»…
Том: Точно, «Golden Penguin» — классика. Эту награду можно сравнить с австрийской «Bravo-Otto», статуэтки который, кстати, очень качественные. А вот что всегда ломается, так это «Comet».

Interview: Почему ломаются? Что вы с ними делаете?

Билл: Ну, если часто переезжаешь, они постоянно падают.
Том: Обычно большая часть начинает крошиться уже прямо за кулисами.
Билл: А статуэткой «Bambi» я однажды выбил себе зуб, ха-ха.

K

Interview: Kings of Suburbia.

Билл: Идея названия появилась у меня в прошлом году, когда мы здесь в Германии ехали на машине к Георгу и Густаву. Речь идёт о чувстве, которое возникает у тебя, ещё когда ты маленький мальчик, когда кажется, что ты король своей собственной вселенной.
Том: Это сочетание самосознания и ощущения свободы, которое у меня сохраняется и по сей день. Когда отдыхаешь с друзьями или с тобой происходит что-то хорошее. Это очень хорошее и важное чувство, даже если оно распространяется только на твою собственную вселенную, которая в общем-то, конечно же, совсем ничего не значит. И это чувство, что мы делаем что-то существенное, было у нас и при работе над альбомом, и в том числе поэтому у него такое название.

L

Interview: Лейпциг, Лойтше, ЛА.

Билл: Ох, никогда раньше не замечал…
Том: А что там может быть после ЛА? Лима?
Билл: Лас Вегас! Но Лейпциг мы на самом деле толком и не знаем, мы там только родились и ещё до нашего первого дня рождения переехали в Ганновер. Там мы прожили до шести-семи, а потом уехали в Магдебург, а оттуда в Лойтше. Лойтше мы знаем лучше всего, но воспоминания не очень приятные.
Том: Не-а, совсем не приятные.
Билл: А ЛА по сути довольно скучный город.
Том: Один огромный пригород.
Билл: Я бы с удовольствием переехал в Нью-Йорк.

Interview: Нью-Йорк не начинается с “L”. В лучшем случае можете поехать на Лонг-Айленд.

Билл: Я бы хотел второе жильё в Нью-Йорке.
Том: Думаю, нам не стоит изменять букве “L”.



M

Interview: Monsun (муссон).

Билл: Для нас это супер важная песня…
Том: …которую мы всю оставшуюся жизнь должны играть на концертах.
Билл: Но я бы хотел всегда её играть.
Том: Только нам приходится каждый раз её немного менять, петь в этой тональности постепенно становится трудно.
Билл: Но мы ведь и в последнем туре её всегда играли?
Том: Да, но гитары уже были настроены довольно низко.
Билл: Ладно, тогда просто будем её менять.

N

Interview: На “N” мне ничего не пришло в голову.

Том: Разве нет никакого любимого фильма на “N”? Правда, твой любимый фильм – «Титаник». О нём мы можем ещё немного поговорить на “T” (посмеивается).
Билл: Давайте возьмём Nachtleben (ночную жизнь).
Том: Очень хорошо.
Билл: Ночная жизнь при написании альбома стала для меня самым главным источником вдохновения, потому что мы впервые могли свободно выходить на улицу, и я люблю гулять. Помимо создания музыки мне ещё нравится ходить на вечеринки. За последние четыре года я часто этим занимался, возможно, даже немного чересчур часто. Может быть, мне просто нужно было наверстать упущенное. В Германии мы почти не пытались куда-то ходить, ну и по известным причинам это было не так круто. Но в ЛА мы смогли по-настоящему окунуться в ночную жизнь. Если я в выходные буду сидеть дома и никуда не пойду, у меня будет депрессия.

O

Interview: Что скажете об on the road (в дороге)?

Том: Нормально.
Билл: Многим кажется, что жизнь в туре – это сплошное развлечение, но на самом деле эта часть нашей работы самая напряжённая.
Том: Нужно понимать, что клише о рок-н-ролле и вечеринках не совсем соответствует действительности, хоть такое и встречается, но…
Билл: Вечеринки и рок-н-ролл? Ну, это не про меня. В дороге я всегда концентрируюсь только на том, чтобы не заболеть, продержаться три месяца, каждый вечер выступать и стоять на сцене. Это страшно выматывает. Мне нужно весь день пить чай, как можно меньше курить, меньше пить, поэтому личная жизнь довольно скучная. С другой стороны, конечно же, здорово давать концерты. Во всяком случае мы снова отправимся в дорогу.

P

Interview: А что насчёт Пумбы?

Том: У него всё хорошо.
Билл: Мы выросли с собаками, и Пумба – новичок в нашем собачьем семействе. Пумба – английский бульдог, и сейчас ему десять месяцев. Мы взяли его с собой из ЛА, поэтому он в первый раз летел на самолёте. Он справился с этим очень хорошо. Я взял его, когда ему было восемь недель, и он настоящая звезда, как можно видеть в наших эпизодах Tokio Hotel TV. В скором времени он появится в магазине наших товаров.

Interview: Собака?

Том: Да, мы как раз решили сделать игрушку, которая выглядит как Пумба.
Билл: Я уже жду не дождусь, когда он с ней поиграет.

Q


Interview: Quartett (квартет).

Том: Возможно, прозвучит удивительно, но мы вчетвером вместе уже с четырнадцати лет.
Билл: И борьба за внимание, мелочная ревность из-за того, кто даёт больше интервью, кто есть на фото, все эти напряжённые моменты, которые часто переживают другие группы, – у нас ничего такого нет. Люди нам не верят, но ещё до того, как мы вообще стали известными, мы распределили роли. Каждый выполняет свою задачу и предоставляет другим свободу действий.
Том: Звучит уже немного слащаво, нет?

R

Том: Эта буква ассоциируется у меня с “Run, Run, Run”. Видео отличное, песня супер!
Билл: Да, эта песня была для нас совершенно неизведанной землёй, во всяком случае для меня, потому что я не знал даже, смогу ли я её вообще спеть.
Том: Я тоже этого не знал.
Билл: Но всё получилось здорово. Мы сами записывали вокал, в отличие от предыдущих альбомов, у нас не было дополнительных людей, отвечавших за работу над ним. В общем, для меня это одна из самых любимых новых песен.

S

Interview: На “S” у меня Star Search.

Билл: Да, Star Search это интересно, потому что это был мой дебют перед камерой.
Том: Это, конечно, было интересно, но можно сказать и что Star Search был на “P” – peinlich (неприятный, неловкий) (смеётся).
Билл: Ох, если я сейчас смотрю выступление, то мне всё кажется очень милым. В первую очередь я думаю: «Обалдеть, что я вообще на это решился». Также я должен сказать, что было очень подло со стороны людей из Star Search заставлять меня петь “It’s Raining Men”. Песню я себе подбирал не сам. Тогда я совсем не знал английского и не имел ни малейшего понятия, о чём эта песня, как минимум о том, что в ней поётся о дожде из мужчин.
Том: Эти люди из кастинг-шоу – настоящие свиньи!
Билл: И в самом деле! Я считаю, что они решили отправить маленького мальчика на сцену с этой песней, чтобы спровоцировать пересуды.
Том: Я бы тебе тоже эту песню посоветовал (смеётся).
Билл: Всё, о чём я тогда думал: у меня есть две с половиной минуты, чтобы показать людям, что у меня есть группа, и мы хотим делать музыку. Тогда я хотел во что бы то ни стало затащить съёмочную команду к нам в репетиционную, что у меня довольно удачно получилось.
Том: Как группа мы можем только сказать: слава Богу, ты вылетел!
Билл: Да, это было к лучшему, пусть и какое-то время спустя. Тогда я, конечно, очень расстроился.

T

Interview: T – это Том.

Билл: Ну, тут мне на ум приходит ещё меньше, чем о Георге и Густаве, ха-ха. Нет, Том и я, мы по сути один человек. Многие нас часто спрашивают, бывает ли, что мы иногда ссоримся и больше не хотим друг друга видеть. Но нет: мы живём вместе, мы всем делимся, нет ничего, что Том обо мне не знает.
Том: В другую сторону всё работает точно так же.
Билл: Мы очень связаны друг с другом, такого люди со стороны и представить не могут.
Том: Меня всегда поражает, когда я вижу других близнецов, у которых нет этой связи. Потому что для меня это совершенно нормально, но для них это совсем не нормально. Однако, возможно, это зависит от того, что с пятнадцати лет у нас общая не только частная жизнь, но и карьера. Благодаря этому больше нет никаких границ.
Билл: Я хочу сказать, что мы тоже ссоримся, но без серьёзных последствий. При этом никто из нас не хочет съехать или что-то такое. У нас общие друзья, мы вместе делаем общие дела, мы постоянно вместе. И многие не знают, но это чистая правда: без меня он не справится. Серьёзно. Я хотел как-то съездить в Нью-Йорк один, но для Тома это не вариант.
Том: Эй, и это говорит тот, кто даже машину водить не умеет.

U

Том: Untenrum (внизу)…
Билл: Блин, почему мне ничего не приходит в голову? Такого просто не может быть!
Георг: Urlaub (отпуск)?
Билл: Отпуск – замечательно! Моё любимое место для отпуска – Мальдивы. Какое-то время назад мы каждый год летали туда на две недели…
Том: Мне там нравится.
Билл: Меня можно там оставить на полгода. Многие спрашивают: «Что же там делать всё это время?» Но там совсем не скучно. Там просто отлично.

V

Interview: “Verrückt nach dir”…

Билл: “Verrückt nach dir”? Супер, наш первый опыт на ТВ. Наша мама нам рассказывала, что на съёмках мы были очень наглыми и заперли исполнительницу главной роли в туалете, потому что считали её некрасивой. Том думал: «Я не хочу сниматься с той, у кого такая нелепая чёлка». Он хотел сниматься с симпатичной женщиной.

Interview: Сколько вам тогда было?

Билл: Мы были совсем маленькие. Лет по шесть?
Том: Нет, меньше. Думаю, нам было пять. Но главной проблемой на съёмках было то, что одному из нас нужно было наделать в штаны. Тогда случилась большая ссора, кто это будет, в конце концов это оказался я.
Билл: Они налили ему чай на штаны, из чего разыгралась целая трагедия…
Том: … потому что я был в том возрасте, когда гордился, что больше не делаю в штаны…
Билл: … мы хотели показать, что мы уже большие ребята. Нашей маме пришлось целую вечность нам объяснять, что это только для кино. А потом мы заперли главную актрису в туалете и выбросили ключ, и так постарались, что сами не могли его найти. Потом у неё случилась истерика.

Interview: Сколько лет было главной актрисе?

Билл: Лет тридцать, наверное.
Том: В фильме нас показывали от силы полторы минуты, но мы были самыми сложными актёрами на площадке.
Билл: К тому же у нас были нехилые звёздные замашки. В один момент мы проголодались и захотели что-нибудь съесть. И заметив, что мы в центре внимания, мы запросили определённый сорт хлопьев в отеле, где нас разместили. Но там таких не было. Тогда мы сказали: «Если мы их не получим, то не будем дальше сниматься в фильме».

W

Билл: Остановимся на: «Was ist da denn passiert??» (Что это было?)

Interview: Что?

Билл: Именно это ты нам написал в электронном письме в качестве комментария к трём песням, которые мы выложили до выхода альбома.

Interview: Хорошо, раз ты так говоришь.

Билл: Это было смешно. Но «Что это было?» подходит как нельзя лучше хотя бы потому, что почти все задались этим вопросом. Но дело в том, что мы даже не пытались изменить звучание с новым альбомом. Мы не пытались казаться более взрослыми, или сделать музыку более электронной.
Том: Мы делали то, что хотели. Именно так я и понимаю оставаться верными себе. Это не значит удовлетворять только ожидания поклонников.
Билл: Я также не считаю, что успех может быть запланированным, нельзя пойти в студию и сразу записать хит. Единственное, что вы можете сделать, так это создать то, что на самом деле считаете крутым на 100 процентов. Мы всю карьеру делали именно так и никак иначе. Всё полностью было настоящим.
Том: По-другому было бы все не так.
Билл: Мы просто хотели записать альбом, который сами бы охотно слушали.

Interview: Но своим «Что это было?» я не хотел выражать удивление, что вы изменили звучание. Просто не понравилась «Girl Got a Gun». Зато «Love Who Loves You Back» оказалась просто бомбой! К слову, эта песня не имеет ничего общего со старыми Tokio Hotel.

Том: Но ведь эта песня была в числе тех трёх, которые были выпущены до выхода альбома?

Interview: Серьёзно?

Билл: О, Господи, ты, наверное, действительно посчитал «Girl Got a Gun» полнейшим фуфлом, и поэтому не дошёл до третьей песни (смеётся).

X

Том: Пожалуй, единственное, что приходит мне в голову, это любимый фильм Билла «xXx — Triple X» («Три икса»), а Вин Дизель его любимый актёр.
Билл: Кошмар. Давай придумаем что-нибудь другое?
Георг: Xerxes (Ксеркс)!
Билл: Да, я думаю, что это здорово. Мы любим праздновать Хэллоуин, и Ксеркс вдохновил меня на создание костюма на праздник в прошлом году. Том, покажи им несколько фотографий!

Interview: Вижу, копия Ксеркса из фильма «300 спартанцев».

Билл: Точно. А кем ты был, Том? Просто зомби, верно?

Y

Билл: Youtube, где выходят новые эпизоды Tokio Hotel TV. Они дают возможность посмотреть на нашу жизнь изнутри. Тем более эти эпизоды получились очень смешными.

Z

Interview: Zehn Jahre später (Десять лет спустя). Прошло уже десять лет с тех пор, как вы записали «Durch den Monsun».

Билл: Верно! Да, за эти десять лет наша группа сделала такую карьеру, какой никто не ожидал. Мы даже не хотели выпускать «Durch den Monsun» в качестве нашего первого сингла. Мы тогда даже не знали, как устроен музыкальный бизнес, я просто думал: «Мне всё равно, что там будет дальше, главное, что у нас есть сингл». И мне всегда было смешно, когда в прессе писали, будто весь наш успех это раскрутка музыкальных проектов. Такое чувство, что какой-то левый чувак из звукозаписывающей компании собрал парней и создал Tokio Hotel, и по пунктам расписал план нашего триумфа.
Том: И это притом, что нам пришлось пахать почти два года, чтобы заключить контракт. Нам все отказывали, даже Universal. Сейчас мало кто осведомлён об этом, но сперва мы подписали договор с BMG на таких хороших условиях, что его расторгли, как только BMG и Sony объединились. Они просто посчитали, что мы принесём больше убытков, чем прибыли. Вместо нас контракт получила какая-то другая группа.

Interview: Вы знаете, как сложилась их карьера?

Билл: Я думаю, не так хорошо. Также как и у того, кто расторг с нами договор. Но я хочу сказать совершенно другое: у нас не было ни профессионального менеджера, ни плана. Всё просто получилось так, как получилось.
Том: Масштабная незапланированная карьера.


Перевели BiimboOo и sleepin'beauty для tokiohotel.ru
Категория: 2014 | Добавил: Adrenaline (29.09.2017)
Просмотров: 84 | Теги: 2017, Interview
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Облако тегов
Поиск
Мини-чат
СДЕЛАТЬ ЗАКЛАДКУ