Суббота, 03.12.2016, 20:41
Приветствую Вас, Гость | RSS
Меню сайта

Translate
de en
Категории
2015 [27]
2014 [12]
2013 [12]
2012 [14]
2011 [9]
2010 [40]
2009 [9]
2008 [0]
2007 [1]
2006 [1]
2005 [0]
Добавлены видео
Обновления форума
ВОЗРАСТ САЙТА
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 2
Пользователей: 2
emiliblek, keks-2015
Мы любим вас!
Главная » Статьи » Интервью » 2014

Der Spiegel (2014)
Билл – в обтягивающих брюках и подтяжках, торс обнажен. Он стоит перед пустым бассейном старого отеля, с которого откалывается облицовка и сыпется краска; в 1936 здесь проводили Олимпийские игры. В четвёртой сцене красивые полуобнажённые девушки собираются на дне бассейна и лежат, тесно обнявшись. Билл наблюдает за этим и произносит: не помешало бы чуть больше кожи, - надо же и бюст увидеть.

"Love who loves you back" (Люби того, кто отвечает тебе взаимностью) – так называется песня и клип, с помощью которого ТН напоминают о себе: на следующей неделе выходит их новый альбом: "Короли пригорода".

В свои двадцать с чем-то они уже словно ветераны. Пресс-релиз их звукозаписывающей компании изображает Tokio Hotel отважными героями, которым известно, что в этом деле нельзя так просто взять и исчезнуть на пять месяцев, а тем более – на пять лет. Для Tokio Hotel действуют другие правила. Они уже завоёвывали мир, и теперь попытаются сделать это заново. С музыкой 100% в стиле Tokio Hotel, большую часть которой они продюсировали сами.

Что немедленно бросается в глаза: Tokio Hotel не звучат как Tokio Hotel. Tokio Hotel когда-то были немецким поп-роком, а теперь стали, в основном, "поп", и, в основном, на английском языке, как в балладе с Томом за роялем и Биллом с необычно высоким вокалом. В остальном - более электронная, отлично разработанная, танцевальная международная клуб-культура.

"Эта песня, - рассказывает Билл в перерыве съемок клипа Love who Loves you back, - о тех, кто не воспринимает любовь всерьёз. Иногда нужно просто получить желаемое. Это не обязательно должно быть настоящей любовью. Никто не хочет быть одиноким. Прими того, кто ответит тебе взаимностью. Впрочем, я всё равно верю в большую любовь!"

Tokio Hotel – немецкие мега-звёзды. Они продали семь миллионов дисков по всему миру, в 68-ми странах получали платиновый статус, на их выступление у подножья Эйфелевой башни в 2007-м пришли 500 000 человек. Неправда, что в Германии Tokio Hotel все недолюбливали, но, кажется, их любили так же, как и ненавидели.

Четыре года назад Билл и его брат-близнец Том переехали в Лос-Анджелес. "Убежали", - говорит Билл, - "мы просто скрылись". В те времена они жили в гамбургском загородном доме, "золотой клетке", с 24-часовой охраной, сплошной изгородью, и людьми, постоянно находившимися у их двери. Выходя из дому, они обычно сидели за оградительной лентой, "как в зоопарке", в окружении людей, которые глазели на них и щёлкали фотоаппаратами. Когда они отпраздновали свой 21-й день рождения и вернулись домой, нижнее бельё было разбросано, везде валялись фотографии. "Это было насилием", - рассказывает Билл. "Дом стал для меня таким чужим, я даже стряхнул на пол сигаретный пепел", - говорит Том. После взлома они больше не ночевали в доме, и, проведя четыре недели в гостинице Grand Hotel Heiligendamm, отправились на частном самолёте в Л.А.

Им был необходим перерыв, отдых от прессы. От репортёров, которые писали о Билле предложения в стиле "Впавшие щёки, а на тощей груди грохочут золотые украшения. Татуированные паучьи ручонки торчат из кожаной куртки, низко натянутая кепка прикрывает пирсингованное лицо". И "Том, во всяком случае, радостно лыбится в своём мешковатом одеянии, и на его рёбрах явно больше мускулатуры".

Каждая статья, посвящённая Tokio Hotel, не обходилась без обсуждения их внешности. "Изгои", "аутсайдеры", андрогинные существа из манги. И, в сотый раз: "Билл – гей? Страдает истощением?" Очень часто внешность превращает звезду в суперзвезду.

Леди Гага и Мадонна на своих детских снимках - правильно причёсанные или с обручами в волосах, очаровательные, с невинным видом. Артистами они стали позже. Tokio Hotel же не нужно было становиться кем-то. Ещё живя в Лойтше, маленьком посёлке на 700 жителей в округе Магдебурга, они выглядели как звёзды.

В девять лет Билл начал красить волосы и подкрашивать глаза чёрной подводкой, Том - носить дреды. Одноклассники оглядывались на них, а преподаватели орали, что нельзя приходить в таком виде на занятия. Как сказал Билл в одном документальном фильме пару лет назад, хуже было, когда люди замолкали, чем когда обсуждали их.

В начальной школе братья написали первые песни, начали выступать на небольших городских праздниках. Они назвались Black Question Mark (Чёрный вопросительный знак). Затем к ним присоединились барабанщик Густав и басист Георг, и они сменили название на Devilish (Чертовский), потому что местная газета похвалила чертовски хорошее гитарное звучание. Билл попытал счастья на кастинг-шоу Star Search, быстро вылетел, но на выступление группы в Gröninger Bad пришёл посмотреть продюсер, и два года спустя они подписали первый контракт с Юниверсал. Журнал Браво раскрутил их, о них писала New York Times. Их первый сингл, Durch den Monsun стал успешным в Европе, затем в северной Америке, где журналисты сравнивали их с Nena и Beatles. Они получали награду за наградой, и, как они однажды предложили в тосте (это можно увидеть на их YouTube-канале), они говорят "За меня!"

В 18 лет, как можно заметить на другом видео, Билл даже не знал, что такое поход в магазин. Поэтому во время путешествия по США он со своей командой посетил супермаркет, и его засняли в проходе между рядами, где он искал освежитель и туалетную бумагу, покупал сладости, и не мог разобраться, как надо самому сканировать продовольствие на кассе. "Народ, это же прорыв! Никаких раздражающих кассиров? Как же это круто!"

Они стали звездами в подростковом возрасте, но никогда не были типичными звёздами-подростками. Они не были марионетками, как Бритни Спирз, которой пришлось побриться налысо, чтобы заявить "Эй, я определилась!". У них было собственное звучание. Их имидж и тексты – всегда бунтарские, "wir brechen aus" (мы прорвёмся). Чётка характеристика (аутсайдеры), чёткая фан-база (даже детям нравится поп), чёткие сигналы (будь собой, живи каждую секундой, осуществляй свои мечты), - грандиозный успех.

А теперь, как же они развивались вдали от Германии? Они повзрослели? Через два дня после съемок они дали интервью, впервые за долгое время – вчетвером. Место встречи – Сохо-хауз, закрытый клуб на бульваре Сансет, Западный Голливуд. Билл и Том являются членами клубов Сохо-хауз по всему миру; плата за один год – 1400 $. Для тех, кто старше 27-ми – 2800 $.

"Мне нравятся такие закрытые клубы, здесь тебя не беспокоят", - говорит Том.

"Мне нравится, что здесь нельзя снимать. Можно заехать на подземную стоянку и подняться наверх, не выходя на улицу. Можно надёжно спрятаться", - говорит Билл.
"Здорово, что для Tokio Hotel всё снова начинается", - говорит Густав. "Кажется, всё было только позавчера", - рассказывает Георг. Они пьют чай с мороженым.

Внешний вид, чтоб не ходить вокруг да около: необычный, как всегда. Георг (чёрные брюки, белая рубашка), Густав (джинсовые шорты), Том (мешковатые джинсы, белая дырявая толстовка), Билл (весь в бежевом: ботинки от Buffalo, брюки клёш, прозрачная облегающая футболка, подтяжки).

Поначалу Билл с Томом болтают, о чем вздумается, Том выдает шутки в своём стиле, в основном подростковые, а остальные смеются. "Я, во всяком случае, мог бы вообразить себя в какой-то другой роли, например, порнозвезды, - там тоже можно порисовать, только кисть немного отличается".

Когда они убегали в Л.А., говорит Билл, он уже и слышать не мог имя Tokio Hotel. "Нас больше ничто не радовало, мы были измотаны, нам было нечего рассказать. Я понимал, что если мы ничего не предпримем, то следующий альбом будет дерьмовым".

Могло бы это стать концом для группы?

"Думаю, если бы нам не удалось, это был бы провал. Мне не нужен был просто "неплохой" альбом. Лучше сделать перерыв, а потом – что-то крутое. Большинство нас отговаривало, считая это творческим суицидом. А нам было всё равно".

Они просто хотели пожить для себя: обставить дом, накупить посуды, самостоятельно наполнять холодильник, ездить на пляж, гулять с собакой, покупать кофе в Старбакс, ходить в кино. В Германии, по словам Билла, поход в кино выглядел так: "Я звонил ассистенту, он – охране, и все вместе составляли план. Когда мы хотели посмотреть какой-нибудь фильм, нам приходилось снимать кинотеатр. Даже мелочи превращались в испытание".

На свой 20-й день рождения они арендовали Хайде-парк в Зольтау и катались на своих авто от одной американской горки к другой. Теперь, к своему 25-му дню рождения в начале сентября, они на полтора дня ездили с друзьями в Палм-Спрингс. Билл через интернет разыскал гостиницу (пять звёзд, спа) и забронировал места на своё имя.

Впрочем, эта "новая жизнь" тоже была необычной. Когда Биллу понадобилась карточка социального страхования, у конторы была очередь. "Мне обязательно ждать вместе со всеми? Этим не может заняться мой ассистент?"

"Ему надо было прижиться, - говорит Том. - Теперь у него есть знакомые, с которыми можно прогуляться вечером, что-то выпить, - раньше такого не было". В плане межличностных отношений, говорит Том, он несколько чудаковат. Они с Биллом не способны "поговорить о погоде", потому что, оградив себя, они этому так и не научились. Встречая новых людей, они обычно стоят молча. "А чем вы занимаетесь?" - "Музыкой". Об остальном, говорит Билл, из них приходится вытягивать по слову. "Все считают нас чудаками".

В этой "новой жизни" они отыщут и новую музыку. Это уже не музыка немцев, переехавших в Лос-Анджелес. Это музыка исполнителей, которые живут в Л.А. По словам Билла, вдохновением стала "ночная жизнь, да и сама жизнь, прогулки, независимость, что-то значимое и неважное, и это ощущение - "Мы делаем то, что хотим".

Они много отдыхают, возможно, даже очень, потому что впервые могут делать это как следует. "Меня здесь никто не узнаёт", - рассказывает Билл. "Я могу погрузиться в клубную жизнь, оторваться, напиться в доску, и выйти, не боясь, что меня кто-то сфотографирует".

Их работа в студии превратилась в полу-вечеринку. Здание на Голливуд-хилз: здесь они веселятся, здесь же создают музыку, часто "переутомляются, порой пьянеют, пока не взойдет солнце".

Так свободно, как в Лос-Анджелесе, он себя ещё не ощущал, говорит Билл. "Это уже максимум, более свободным вряд ли можно быть, разве только я отправлюсь в Индию". Том: "Да, это мы ещё сделаем". Билл: "С одним лишь рюкзаком". Том: "Я бы сначала продал всё, что имею". Билл: "Вот это было бы приключение". Том: "Это полностью отличалось бы от всего, что я уже пережил. Мне не нужно иметь при себе много денег, я же себя знаю, - я сниму номер в отеле и лишусь отличных впечатлений".

Правда, конкретного плана ещё нет. В начале октября – назад в Германию, на шоу "Спорим, что…". Вопрос в том, чего же они ещё хотят.


Перевод с немецкого X_Viky_X для http://tokio-hotel.ru/ & http://www.liveinternet.ru/community/tokio_hotel/
Категория: 2014 | Добавил: Adrenaline (28.04.2015)
Просмотров: 159 | Теги: 2014, tom kaulitz, bill kaulitz, Interview
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Облако тегов
Поиск
Мини-чат
СЛУШАТЬ KOS
СДЕЛАТЬ ЗАКЛАДКУ